Россия, г.Москва

Феномен версальских празднеств в эпоху Людовика XIV

24.08.2019

Феномен версальских празднеств в эпоху Людовика XIV

Цель данной статьи – раскрытие специфики версальских праздников в период правления Людовика XIV, с именем и деятельностью которого связано и усиление государственной мощи Франции, и расцвет искусства. Величие и блеск, магия и парадоксы Версаля позволяют рассматривать этот феномен в качестве первого культурного проекта Нового времени. Одной из граней этого уникального проекта были празднества, сюжетная основа которых определялась самим Королем-солнцем. Особое внимание автор статьи уделяет такому факту культуры XVII века, как сосуществование двух эстетических систем – барокко и классицизм. На ряде образцов демонстрируется плодотворность включения в праздничную жизнь Версаля искусства во всем богатстве его видов и жанров – от архитектуры до театра.

Ключевые слова: культурное наследие, версальский ансамбль, художественный проект, маскарад, праздничная ситуация, праздничное настроение, игровое поведение.

Phenomenon of the Versailles festivals during an era of Louis ХIV.

The purpose of this article – disclosure of specifics of the Versailles holidays in the period of Louis XIV's reign, is connected with a name and which activity also strengthening of the state power of France, and art blossoming. Majesty and gloss, magic and paradoxes of Versailles allow to consider this phenomenon as the first cultural project of Modern times. Festivals which subject basis was defined by the «King sun» were one of sides of this unique project. The author of article underline such fact of culture of the XVII century as coexistence of two esthetic systems – baroque and classicism. On a number of samples fruitfulness of inclusion in festive life of Versailles of art in all richness of its types and genres – from architecture to theater is shown.

Keywords: Cultural heritage, Versailles ensemble, art project, masquerade, festive situation, festive mood, game behavior.

Культурное наследие любой страны включает в себя не только тексты и артефакты, но и праздничные традиции – как религиозного, так и общественного, т.е. светского характера. При всем разнообразии типов праздничной традиции константными для всех культурно-исторических эпох являются праздники, задаваемые природным и религиозным календарем, а также знаковыми событиями государственного характера.

Пример тому – праздничное пространство Античности. Начиная с Античности, праздничная культура являлась одним из факторов сохранения государственных устоев и важной формой общественной жизни. Профессиональный подход к организации, проведению, исполнительскому мастерству, духовному обогащению, как спортивных мероприятий, так и театрализованных представлений явили человечеству Древняя Греция, а позднее и Древний Рим.

Мифы, легенды и герои древнегреческого пантеона переживут свое время, и явят миру новые шедевры мирового искусства, являясь источником вдохновения для великих творцов Возрождения и времени доминирования эстетики классицизма. На сюжеты, темы и вариации античной мифологии создавались не только шедевры живописи и скульптуры, но и блестящие праздники и увеселения. Правда, праздничная жизнь Ренессанса и Нового времени соотносилась скорее с установкой Древнего Рима на зрелищный характер культуры.

Особую страницу в истории праздничной культуры оставили Средние века, в культурном пространстве которых доминировало, как известно, церковное начало. Христианские и мусульманские праздники значили гораздо больше, чем мирские. В то же время феномен народной культуры, отмеченный здравым смыслом, юмором «низа» и сохранением инстинкта полноты жизни в «граде земном», связан с такой синтетической формой коллективных празднеств, как карнавальная стихия. Согласно М.М. Бахтину, «все карнавальные формы последовательно внецерковны и внерелигиозны. Они принадлежат к совершенной иной сфере бытия» [1,13]. Этот тезис подтверждается всей праздничной жизнью Версаля, атмосфера увеселений которого была пронизана духом античного гедонизма и галантности XVII века.

Именно в век Людовика XIV диапазон праздничной культуры в романо-германском мире расширился в связи с заинтересованностью абсолютизма в создании и проведении особых, придворных светских празднеств, укрепляющих пиетет перед властью и личностью монарха. Архитектоника и атмосфера таких праздников, с одной стороны, несут на себе печать постепенной секуляризации, а с другой – свидетельствуют об усилении художественного и игрового начал.

Яркий пример трансформации праздничной культуры в сторону светских увеселений и зрелищно-игровых форм досуга короля и знати - феномен версальского «карнавала власти» при Людовике XIV . Именно, на пору его правления приходится ряд инновационных проектов – от сотворения ландшафтно-архитектурного «чуда света» Версаля, до сих пор сохраняющего статус уникального памятника мировой культуры, до включения всего жанрово-видового богатства искусства в пространственный континуум праздничных увеселений и развлечений. Причем королевская установка на зрелищность пышных и эффектных празднеств осуществлялась в контексте сосуществования таких художественных стилей, как барокко и классицизм.

Нормативность канонов классицизма предполагала преодоление барочной традиции, социальная насыщенность и эстетическое своеобразие которой не укладывалось в рассудочную концепцию культуры. Как отмечает А.Я. Флиер, «художественные формы барокко, рождавшиеся поначалу как «идеологически ангажированные» римской церковью, быстро переориентировались на другого заказчика и другие условия заказа. За творческую жизнь одного поколения художников, архитекторов, композиторов, мастеров по интерьеру, портных и пр. барокко трансформировалось адекватно новому социальному заказу в направлении развития прежде всего декоративно-орнаментальных черт, пышных, изящных, поражающих избыточностью сложных деталей и отражающих маскарадно-игровое мироощущение высоких заказчиков» [6, 478].

Главное отличие барокко во Франции – это масштабное строительство королевских резиденций и парковых ансамблей, среди которых самый главный - Версальский дворцовый комплекс, неотделимый от личности короля-солнца, время которого Шарль Перро сравнивал с прекрасным веком Августа, а Вольтер и Дюма называли этот период французской истории как «век Людовика XIV » В культурном пространстве этого века расцвета «всех Муз» и «галантной эпохи» Версаль, как известно, занимает особое место: «Он был создан ради славы, и слава его не знает границ. Все должно было этому способствовать: величина строения, благородные архитектурные формы, великолепие и красота убранства, символика бога Аполлона, величие хозяина этого места, достойное окружение, наконец блестящая организация праздников и торжеств». [2, 408].

На организационно-ситуативные и стилистические стороны праздничной культуры в Версале ощутимо влияли установки и критерии классицизма. Эта культурно-эстетическая система включала ряд нормативных концептов и принципов, неукоснительное следование которым отождествлялось с понятием долга представительства.

Согласно Филиппу Боссану, «долг представительства» предписывает, что чем более высокое положение занимает человек по рождению или по должности, на которую он поднялся, тем более Природа должна быть в нем отшлифована Искусством» [3, 28]. Принцип «искусство выше природы» обусловливал ценность высокого образца во многих сферах культуры, в том числе и праздничной. Яркое свидетельство тому – версальские праздники, проходившие по несколько дней в уникальном ландшафтно-архитектурном и игровом пространстве.

К числу специфических черт праздничной культуры Версаля относится, помимо ее художественной компоненты, активное участие Людовика XIV в организации и проведении на определенной сюжетной основе того или иного праздника – от определения его названия до выступления в определенной роли в комедии-балете, авторами которого были драматург-актер-постановщик Мольер и композитор Люлли. Непосредственное участие Короля-солнца в празднике было существенным фактором его успешного проведения: «Его приказания исполнялись столь стремительно, усердно, и столь искусно, что никто не мог поверить, что дело обошлось без магии: настолько удивительным казалось появление украшенных статуями и фонтанами театров, пиршественных столов и множества прочих строений, на создание которых, казалось, требовалось длительное время». [ 5, 6]

Эстетический и психологический эффект версальских праздников достигался комплексом культурных форм и технологических приемов. Так, «Услады заколдованного острова» в 1664 году, «Большой королевский дивертисмент» 1668 года, торжества 1674 года были проведены на высоком постановочном уровне и стали примерами для придворных торжеств в королевствах Европы. Роскошная Карусель, концерты, речитативы, балетные выступления, «комедии с танцами», театральные чудеса с механизированными машинами, гастрономические удовольствия в великолепных интерьерах и подсветкой, постановочные фейерверки, огненные спектакли, катания в гондолах – вот далеко не полный перечень праздничных увеселений в версальских садах, боскетах и гротах.

Наличие в архитектонике версальских празднеств элементов карнавала, а точнее, маскарада и таких театральных представлений, как комедия-балет и опера-балет носило, по сути, зрелищно-игровой характер. Важно иметь в виду и то, что наряду с достаточно прихотливым сочетанием элементов барокко и классицизма в праздничном пространстве Версаля были задействованы и некоторые традиции средневекового карнавала. Имеется в виду то, что как и в пору Средних веков, в XVII «фантастические мистификации, замена регламентированных норм на их противоположность меняли серьёзное и смешное, прекрасное и уродливое, человеческое и животное» [ 4, 152].

Интересно и то, что «празднества сменяют друг друга, и Версаль меняется вместе с ними – его тон, его манера, его дух; но меняет их сам король. Каждое из празднеств, каждый из этапов строительства смоделированы в соответствии с меняющимися установками Людовика XIV, с его сменой умонастроений. Однако неизменным остается убеждение короля в государственной пользе празднеств: «Общее веселье создает у придворных ощущение лестной близости к монарху, что чрезвычайно волнует и радует их. Простой народ любит зрелища – в сущности, их цель в том и состоит, чтоб ему нравиться… Этим средством мы завладеваем его умом и сердцем гораздо успешней, чем наградами и благодеяниями. Что до иностранцев, то, видя государство цветущим и благоустроенным, - как это явствует из расходов на праздник, которые могут даже показаться даже излишними, - они получают самое выгодное впечатление великолепия, мощи, богатства и величия». [ 5, 1].

В последующие культурно-исторические эпохи такой утилитарно-политический подход к празднику не только не был отвергнут, но и актуализировался в различных странах на фундаменте новых социальных мифов, символов государственной мощи и достижений в сфере технической организации массовых торжеств и зрелищных манифестаций.

Примечания

  1. Бахтин М.М. Франсуа Рабле и народная культура Средних веков и Возрождения. – М. Эксмо.2014. 701с.
  2. Блюш Франсуа. Людовик 14. М. 1998. 815с.
  3. Боссан Филипп. Людовик Х1У, король-артист. – М., Аграф. 2002. 266 с.
  4. Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М. Наука. 1988. 342с.
  5. Ракова А.Л. Версальские праздники короля-солнце. – СПб, Гос.Эрмитаж. 2004. 17с.
  6. Флиер А.Я. Культурология для культурологов. – М., Согласие. 2010. 671 с.

References

  1. Bakhtin M.M. Fransua Rable i narodnaia kul'tura Srednikh vekov i Vozrozhdeniia. [Francois Rabelais and national culture of the Middle Ages and Renaissance] M. Eksmo.2014. 701 p.
  2. Bliush Fransua. Liudovik 14. [Louis XIV] M. 1998. 815 p.
  3. Bossan Filipp. Liudovik Kh1U, korol'-artist. [Louis XIV. King-actor] M., Agraf. 2002. 266 p.
  4. Darkevich V.P. Narodnaia kul'tura srednevekov'ia. [National culture of the Middle Ages] M. Nauka. 1988. 342 p.
  5. Rakova A.L. Versal'skie prazdniki korolia-solntse.[ Versailles holidays of the king sun] SPb., Gosudarstvenniy Ermitazh. 2004. 17 p
  6. Flier A.Ia. Kul'turologiia dlia kul'turologov. [Cultural science for culturologists] M., Soglasie.2010. 671 p.

Возврат к списку статей