Россия, г.Москва

К вопросу о многозначности Версаля, как явления культуры

01.09.2019

К вопросу о многозначности Версаля, как явления культуры

Признание особого места Версаля в мировом культурном пространстве обусловлено не только его эстетическими характеристиками и полисемантичностью, но и тем, что ценностные аспекты этого уникального дворцово-паркового ансамбля в течение трех веков сопрягаются феноменом «социодинамики культуры» (Альберт Моль). Такие проявления социально-культурной динамики, как трансформация картины мира, смена доминирующих в разные эпохи концепций человека, переоценка ценностей и смещение смысловых акцентов в образе жизни и ряд других не могли не отразиться на реалиях трехвековой истории Версаля – и как уникального текста культуры, и как особой знаково-символической системы. Вот почему Версаль, как многоуровневое и разностороннее явление представляет собой один из интереснейших объектов культурологического осмысления через призму структурно-семиотического подхода.

При этом уместно напомнить, что по решению ЮНЕСКО в 1979 г. Версаль включен в список наиболее значимых объектов мирового культурного наследия. Данное решение носит закономерный характер, поскольку многие параметры этого дворцово-паркового ансамбля не только ценны сами по себе, но и способствуют его функционированию и в современном мире в качестве «конденсатора культурной памяти» (Лотман). Кроме того, Версаль наглядно демонстрирует собой высокую степень креативного подхода к гармонизации ценностей природы и искусства, а также возможность сосуществования в едином комплексе мифологического, мистико-религиозного, социального, интеллектуального и художественно-эстетического аспектов мировосприятия.

Важно учитывать как собственно культурную (рационалистическую) обусловленность многих черт версальского комплекса, так и факт его «идеологического подтекста». Эти факторы в соединении с установкой на воплощение таких эстетических категорий, как «прекрасное» и «возвышенное» в немалой степени способствовали достижению синтеза культурных ценностей. Неслучайно Версаль характеризуется рядом французских исследователей (Л. Карпешо. Э. де Ганай и др.) как «сад разума», отличающийся математической выверенностью пропорций и геометрической правильностью. Интересно и суждение отечественного ученого В.Н. Прокофьева о том, что Версаль строился как художественное воплощение гармоничной социальной утопии и «роскошнейшего театра власти».

Отсюда и многозначность бесценного феномена Версаля, происхождение которого приходится на ХУ11 столетие – первый век Нового времени, а его включенность в реалии начала третьего тысячелетия н.э. не сводима только к мемориальной функции. Как писал известный художник Серебряного века А. Бенуа, «Версаль был предназначен для того, чтобы вещать о величии короля, но если вслушаться в его нашептывание, то легко различить нечто совершенно иное – символ веры о человеческом величии вообще, догму разлитой во всем мироздании красоты, догму осознанной человеческой красоты. В целом Версаль - не ода королевской власти, а поэма жизни, поэма влюбленного в природу человечества, властвующего над этой самой природой. Это монументальный гимн мужественной силе, вдохновляющей женской прелести, объединенным человеческим усилием для общих целей. Две идеи особенно ярко выражены в Версале – это достижение единого жизненного ритма во всех зримых явлениях и преодоление пространства. Человечеству все доступно; и создание проникающей его жизнь красоты, и владение матерью-землей, как своей вотчиной». [ 4. стр. 15].

В свете культурологического подхода к феномену Версаля важное значение имеет отмеченный многими исследователями факт влияния рационализма на решение задач создания этого уникального дворцово-паркового комплекса. Так, известный историк искусства, а точнее, художественной культуры, М. Алпатов подчеркивал, что и в архитектуре, и скульптурном многообразии, и в устройстве садов – во всем этом сказывался «тот математический строй мышления, который в начале ХУ11 века отстаивал Декарт и который постепенно проникал во все области французской культуры». В то же время рационалистические критерии причудливо сочетались в контексте Версаля с включением в его ценностно-смысловое пространство мифологических героев и мотивов. Этот момент также отмечен М. Алпатовым: «Каждый образ, каждое понятие находили себе выражение в одном из персонажей древней мифологии… Это была последняя попытка в Западной Европе выразить современные понятия в образах человекоподобных богов».

Многозначность Версаля обнаруживает себя как ценностно-смысловое пространство, каждая грань которого соотносится с определенной символикой и языком искусства. По сути, высказанные Ю.М. Лотманом мысли о «тексте в тексте» находят яркое и убедительное подтверждение в проектировании и создании версальского ансамбля. Согласно замыслу Людовика Х1У, позиционировавшего себя, как известно, в качестве Короля-Солнца и адепта античных традиций, весь процесс постепенного трудоемкого строительства превращения охотничьего замка его отца в роскошный комплекс был пронизан двумя ключевыми идеями: сакрализации абсолютизма и синтеза природных красот и художественных ценностей. Под влиянием выдающегося философа и поборника классицистской модели культуры Рене Декарта вся морфология Версаля соотносилась с вечными проблемами бытия.

Так, известный архитектор и специалист в области искусства садов и парков Ленотр актуализировал художественно-образными средствами темы Солнца и Воды, борьбы Света и Тьмы, Жизни и смерти. И именно Ленотр обогатил своей деятельностью т принцип планировки с четкими формами и линиями насаждений садов эпохи Возрождения. В парке Версаля, который имел свои прообразы в садах Италии, пейзажист по-новому подошел к планированию и использованию территорий, их объединению в пространственный единый ансамбль. В парке и в садах, как и во внутреннем убранстве дворца , присутствуют темы и герои мифических сюжетов, разумеется в большом объеме Аполлон, свинцовые, бронзовые и мраморные мизансцены с ним, легендарные полубожества, чудища, вместе с ними широко представлены трогательные образы: детства, поэтических времен года, природных стихий, символических человеческих страстей, а также более чем широко представлены величавые античные герои и боги.

Другими словами, семантика Версаля «питалась» концептуальным комплексом, который включал в себя соотносимые друг с другом: социальные мотивы абсолютизма и мифо-поэтические традиции, солярный культ и веру в разумные начала мироустройства, представления об идеале совершенства и установки на создание художественных шедевров в пространстве всего ансамбля как целостного явления культуры. Эстетическое воплощение этого комплекса осуществлялось на барочно-классицистской основе, благодаря чему Версаль и в прошлом и в настоящем поражает своим великолепием, изысканностью, сложностью и богатством «культурного символизма» (Лотман).

В ракурсе учения Ю.М. Лотмана о тексте в тексте особого внимания заслуживает тот факт, что все элементы (субтексты и артефакты) Версаля подчинены основной идее его как текста культуры. Королевская символика и аллегорическая система, прославляющая короля и соответственно мощь и величие Франции, являются основополагающими для творческого наполнения дворца и парка, исходными в выборе тем, сюжетов и в создании образов. Еще в молодости Людовик выбрал своей эмблемой - солнце, которое по его же мнению, символизирует обязанности короля, напоминает ему о справедливом распределении своего тепла, сияя яркими лучами, дарует в своем движении и постоянстве свет, тепло и радость.

В произведениях и предметах искусства, художники и скульпторы воплощали образы и сюжеты древней греко-римской мифологии, а образ Аполлона и его прославление был положен в основу прославления короля, и соответственно прославления и пропаганды национального величия и могущества Франции, которая после успешных военных компаний и дипломатических успехов в период европейских войн в правлении Людовика 14, (вплоть до войны за Испанское наследство), становится могущественной влиятельной страной Европы, а монарх и его двор вызывают восхищение и служат примером для подражания. Художники представляют короля не только в образе Аполлона, но также и в образах других богов и героев греческой культуры и пантеона, Марса, Меркурия, Персея. Но именно, солнце с испускающимися лучами становится символом Версаля, и «сияет» в его истории, наряду с королевскими лилиями во дворце и в парке, в золотой лепнине, в мраморе и в камне, в зеркалах и окнах, в парче и в бархате.

Как и для ряда выдающихся проектировщиков и строителей Версаля это время оказалось самым продуктивным, сложным и масштабным и для художника Лебрена. Главное его направление - это росписи дворцовых залов и апартаментов. Исторические события царствования Людовика, восхваление его военных побед, в соединении с аллегорическими и мифическими параллелями, вновь являются основными в содержании. Ведь это главная тема Версаля. В торжественной анфиладе залов, посвященных планетам - мифическим богам, - Больших апартаментах, Лебрен сочетает живопись с изысканными скульптурными обрамлениями и орнаментами, мрамором, позолоченной бронзой, зеркалами и барельефами. В 1673г. их обставляют легендарной мебелью, изготовленной по его эскизам, с серебряными накладками. Роскошным залам, соответствующие славе короля и отвечающие его величественным представительским функциям, не уступают по красоте и богатству исполнения анфилада комнат королевы, в южном крыле дворца, и Банные апартаменты, ныне утерянные, выполненные из мрамора, украшением которого был Кабинет с двумя ванными из белого мрамора и бассейн, высеченный из цельного куска мрамора, которые к сожалению не дошли до наших дней.

Лебрен являлся не только главным дизайнером убранств залов дворца. Кроме своих многочисленных обязанностей, он успевал создавать декорации для праздников, изготавливать эскизы реквизита, писать большие религиозные, батальные и мифологические полотна. Он рисовал эскизы скульптур, бюстов для парка, мебели, стенных панно, дверных ручек, каминов, и конечно же, незаменимых гобеленов, которым выделял большую роль. Гобелены, ткались вручную, изготавливались методом раздельного кропотливого труда, поражали своим качеством, большими размерами и наполненным чувством цвета. Они являли собой по существу не только образцы декоративного искусства, но и особый тип культурного текста.

Еще одним примером того, что вопрос о многозначности, т.е. полисемантичности Версаля в определенной степени связан с лотмановской проблемой существования и функционирования текста в тексте, является такой ансамбль, как Зеркальная галерея, зал Войны и Мира. Роспись плафона огромного поражающего своим великолепием парадного зала ( длина галереи 73м, ширина 10,5м, высота 12,5м) Лебрен выполнил, прославляя военные победы и важнейшие события в 18 прошлых лет правления короля. Вся композиция выстроена вокруг главного сюжета – «Король самовластен». В арочных нишах галереи установлены 14 статуй, бюсты, над каждой аркой сверкают золотом листья и Солнечные маски. В дни торжественных аудиенций в зале выставлялся серебряный трон из Салона Аполлона, а в праздничные дни, в дни балов, маскарадов и церемоний бракосочетаний в королевской фамилии, подвешивались 24 люстры. В зале Войны, стены которого целиком выложены мрамором, оригинально установлены зеркала, имитирующие двери и бесподобен барельеф – медальон Антуана Куазевокса «Триумф Людовика 14», на котором представлен увенчанный Славой король, в костюме античного воина. В салоне Мира убранство олицетворяет Спокойствие и выражает Мир, который наступает после «Зала Войны и Галереи». Зал Мира тоже облицован мрамором, как и симметрично расположенный Зал Войны. Потолок, в росписи которого в исполнении Лебрена изображена Франция, в колеснице и в королевской мантии, поддержан богатым бело-золотым карнизом, в сочетании с настенными позолоченными фрагментами трофей с изображением детей, цветов, амфор и медальонами.

Раскрывая вопрос о многозначности Версаля, невозможно не упомянуть о таком компоненте этого культурного явления, как театрализация и интенсивность игрового начала. Все в устройстве и атмосфере этого ансамбля способствовало тому, чтобы и Homo Sapiens (Человек разумный) и Homo Ludens (Человек играющий) «соединились» в галантном поведении и ритуальных формах общения в одной личности. Если к этой установке на гедонистическо-игровой и театрально-эстетический аспекты образа жизни короля-солнца, его домочадцев и знатных гостей добавить укоренившуюся традицию существования в пространстве искусства, то можно утверждать, что многозначность культурного опыта Версаля носит в ряде своих проявлений уникальный характер. Неслучайно многие исследователи Версаля отмечают: он вошел в мировую историю не только архитектурными скульптурными шедеврами, но и искусством развлечений (театральными постановками , музыкой, балетом и прогулками в садах, а также розыгрышами различного вида). На наш взгляд, отношение к досугу, как культурной ценности обогащало жизненное пространство хозяев и посетителей Версаля. Яркой иллюстрацией аксиологической и эстетической наполненности версальского досуга являются, например, организованные в 1664 году в роскошные праздники «Забавы волшебного острова» или успешно проведенный в 1668 году «Большой Версальский дивертисмент». Эту традицию трансформации праздного типа свободного времени в празднично-игровое пространство досуга переняли потом многие монархи и знатные люди других стран (например, Петр Первый с его ассамблеями в России…).

Подводя некоторые итоги, стоит подчеркнуть прежде всего то, что универсальный характер Версаля проявляется и в его морфологии, и в конфигуративной эмблематике, и в продуктивном решении такой сложной задачи, как осуществление синтеза мифологической, религиозно-мистической и рационалистической традиций мировосприятия в сочетании с воплощением в архитектуре, скульптуре, парковом искусстве и ритуально-игровых формах эстетических принципов барокко и классицизма.

Особо следует отметить, что феномен Версаля и в морфологическом, и в ценностно-смысловом, и в символическом, и в эстетическом отношении подтверждает всю глубину определения Лотманом культуры, как пространства собственных имен. Творческие и трудовые биографии людей (имена некоторых из них были выделены в нашей статье), и созданные ими культурные и материальные ценности для Версальского дворцового ансамбля, вплетены в книгу мировой истории развития искусства, общества, и культурного наследия цивилизации. И сам версальский комплекс и его культурные предпочтения органично связаны с именами выдающихся деятелей французской культуры первого века Нового времени – Люлли, Пуссеном, Мольером

Но, так как жизнь культурного текста не ограничивается рамками лишь одной эпохи, стоит остановиться и на таком моменте, как тенденция снижения или переакцентировки значимости Версаля. Будучи явлением культуры, возникшим контексте ХУ11 века, Версаль вышел из собственных границ исторического культурного памятника. За прошедшие три с половиной столетия своего присутствия на земле он стал знаком, определяющим порой совершенно неожиданные вещи в современном мире, и даже не имеющие никакой логической привязки к исходному объекту в виде самого дворца или культурного стиля. Знаком, применяемым, даже к никак не связанным со значением этого слова - материальной продукции, товарам, услугам, процессам и результатам человеческой деятельности.

содержание о сотнях объектах; сообщает, определяет, характеризует и представляет огромное количество свойств и предметов. Названия фирм, оздоровительные центры, строительные компании, комплексы, объекты питания, товары потребления и услуги – вот десигнат нового знака «Версаль». Любопытный обзор без какой-либо классификации: московский фитнес клуб «Версаль», межкомнатные двери, хрустальная икорница «Версаль», компостер ландшафтный, кованый стол «Версаль», кухонный уголок, бокалы «Версаль», отель «Версаль» на Тверской в Москве, бильярдный стол, чайник стеклоэмалевый «Версаль», обои, выкатной диван, швейная машинка рукавного типа «Версаль», телефон кнопочный «Версаль», горячий шоколад «Версаль» в упаковке, кожаный чехол для телефона, ТРЦ «Версаль» в Ульяновске, набор фарфоровых тарелок «Версаль», ресторан кавказской кухни «Версай» в Москве на Тверской, кухонная мебель, спальня «Версаль», рекламно-информационный журнал «Версаль», ювелирный клуб «Версаль», клуб красоты «Версаль», жилищный комплекс «Версаль» в С-Петербурге, керамическая плитка, камин, часы «Версаль», сервисная компания «Версаль» - сервисные услуги для госструктур и коммерческих организаций, лингвистический центр «Версаль» и т.д. и тому подобное и не подобное!

Тем не менее, отмеченные тенденции не могут «перекрыть» собой тот уникальный продуктивный и великолепный опыт соединения природы и искусства в едином смысловом и символическом пространстве, который связан с Версалем – и как текстом культуры, и как с одним из достижений мировой культуры.


Возврат к списку статей