Россия, г.Москва

Музыкальная компонента придворной жизни в Версале в эпоху Людовика ХIV

25.08.2019

Музыкальная компонента придворной жизни в Версале в эпоху Людовика ХIV

Данная статья посвящена своеобразию музыкального пространства праздничной и повседневной жизни Версаля при Людовике ХIV. Создание и расцвет Версаля в контексте утверждения абсолютизма и духа рационализма, с одной стороны, и сосуществования в художественной сфере барокко и классицизма, с другой, значительно повысили статус искусства. Установка на эстетизацию идеи могущества и добродетелей «Короля-Солнца» и гедонизм обусловили плодотворное развитие и обновление многих видов и жанров искусства. Среди них музыке отводилось то особое место, которое и является предметом раскрытия. Эстетический потенциал музыкальной компоненты версальского уклада жизни актуализировался в ряде художественно-творческих новаций – от появления новых форм приобщения к музыке до органичного и плодотворного слияния жанров искусства.

Ключевые слова: Музыка; музыкальная компонента; музыкальная жизнь; полижанровость; комедия-балет; опера-балет; исполнительская деятельность; синтез искусств.

Musical component of court life in Versailles during an era of Louis ХIV.

This article is devoted to an originality of musical space of festive and everyday life of Versailles at Louis ХIV. Creation and blossoming of Versailles in a context of the statement of an absolutism and spirit of rationalism, on the one hand, and coexistence in the art sphere of baroque and classicism, with another, considerably raised the art status. Installation on an aestheticization of idea of power and virtues of "King sun" and hedonism caused fruitful development and updating of many types and art genres. Among them that special place which is a disclosure subject was allocated for music. Aesthetic potential musical components of the Versailles lifestyle became actual in an art and creative innovations – from emergence of new forms of attaching with music before organic and fruitful merge of genres of art.

Keywords: Music; musical component; musical life; comedy ballet; opera ballet; performing activity; synthesis of arts.

Хорошо известно, что музыкальная компонента человеческого существования не только является эстетической ценностью, но и активизирует у многих людей глубокие переживания в категориях прекрасного, возвышенного и трагического. Своеобразно проявляет себя и категория «комического» в определенных музыкальных жанрах, не сводимых исключительно к развлекательно-гедонистической функции, а обладающих особой смысловой емкостью.

Ярким и по-своему уникальным примером ценностного отношения к музыке является придворная жизнь Версаля в эпоху Людовика XIV (1638-1715) Явление музыкальной насыщенности образа и стиля жизни образа Короля-Солнца и обитателей Версаля обусловлено, с одной стороны, эстетикой барокко и классицизма первого века Нового времени (ХVII), а с другой, пассионарностью личности Людовика ХIV, который до самозабвения любил музыку и потому активно ввел ее в праздничную и повседневную жизнь Версаля.

По отзывам современников в Версале музыка звучала почти в течение всех суток. Стоит отметить, что не только многочасовой объем музыкальной жизни в Версале при Людовике ХIV характеризуют данное явление, но и ее художественно-эстетическое разнообразие.

Эта качественная сторона музыкального пространства Версаля обнаруживает себя и с точки зрения полижанровости и, по словам историка музыки К.К. Розеншильда, как изменчивость и разноликость интонационного облика и образного строя [1]

Такого рода своеобразие музыкальной компоненты версальского образа жизни связано не только с творчеством Люлли, Куперена, Рамо, а также блестящих исполнителей, но и с особым, страстным отношением Людовика ХIV к искусству. Причем, если любовь к статичным видам искусства, т.е. к архитектуре и скульптуре, проявлялась у монарха в сфере строительства и благоустройства Версаля, в контактах с великими творцами всего дворцово-паркового ансамбля, то его отношение к музыке во всем разнообразии ее жанровых и стилистических возможностей носило, бесспорно, творческий характер.

Действительно, многочисленные исследования и мемуарная литература свидетельствуют о том, что Король-Солнце являл собой особый тип субъекта культурно-исторической деятельности. В личности Людовика ХIV сочетались свойства не только политика и вдохновителя невиданного прежде культурного проекта (Версаля и изменений в облике Парижа). По сути, он реализовал себя и как правитель абсолютистской Франции и как демиург, что имело немаловажное значение для развития и процветания различных видов искусства в версальском контексте причудливого и плодотворного сосуществования барокко и классицизма.

Музыка с юности была страстью короля. Он сам исполнял ее на гитаре, сам себе аккомпанировал, а будучи одним из искусных танцоров, танцевал в 26-и балетах. По свидетельствам современников, в частности мадам де Севинье, «Он всегда слушает какую-нибудь музыку, очень приятную. Он беседует с дамами, которые привыкли к этой чести», «в 6 часов выезжают на прогулку, катаются в гондолах по каналу, снова музыка, возвращаются в 10 часов, смотрят комедию, бьет полночь», «во время ужина играла музыка; музыка играла всегда тихо, чтобы не мешать говорить, и словно аккомпанировала словам» [2] Поскольку в укладе Версаля и его обитателей – самого короля и придворной аристократии органично сочетались официоз и ритуальность, повседневные обязанности и праздничные элементы - музыкальное искусство было включено в образ жизни различными жанрами и выразительными возможностями. Более того, многие достопримечательности Версаля несут на себе печать пиетета перед музыкальным искусством. Так, Филипп Боссан в своей книге «Людовик ХIV - Король-Артист», предисловие которой, вероятно, неслучайно озаглавлено «Вместо увертюры», отмечал, что версальский парк разбивали «в определенном порядке: так, как это делают в музыке – через развитие тем» [3,119] В этой же логике расписывались на мифологические мотивы плафоны парадных апартаментов Дворца.

Музыка сопровождала короля и придворных повсюду: на церемонии утреннего вставания, во время трапезы, в Версальской капелле, прогулок на канале, во время игр или в течение дня в окружении дам. «Король слушает музыку», так обозначались эти часы, в версальском церемониальном расписании дня монарха и двора. С этой точки зрения уместно обратиться к Франсуа Блюшу, по свидетельству которого, непосредственно король способствовал расширению пространственных границ приобщения к музыкальным формам. «Он открывает свои большие апартаменты, никогда не считая, что только он имеет исключительное право на свою музыку; внутренняя церковь (она стоит 100 тыс. экю и кроме инструменталистов насчитывает в 1702 году 94 певчих), капелла короля (а это - армия «певцов, симфонистов, танцоров, композиторов, либреттистов, музыкальных лед мастеров»), конюшня (где есть 43 инструменталиста, среди которых преобладают трубачи и гобоисты), военный дом (с трубачами, барабанщиками, флейтистами и литаврщиками из гвардии телохранителей, из большой жандармерии, из мушкетёров и из сотни швейцарцев) являются настоящими общественными службами. Их фанфары и симфонии – это чудесный звуковой аккомпанемент двора» [4,417] Уникальность музыкальной компоненты образа жизни в Версале проявляется и в целенаправленном использовании всего арсенала средств - инструментальных и вокальных как самих по себе, так и в блестящем взаимодействии с танцем и такими театральными формами, как балет и комедия. И потому есть все основания утверждать, что в Версале музыка царила не только на балах и в качестве неотъемлемого элемента королевского церемониала и военных парадов, но и в такой синтетической форме, как театр-балет.

Этому обстоятельству в значительной степени способствовало многолетнее содружество Людовика ХIV с выдающимися деятелями французской культуры ХVII века – архитекторами и скульпторами, драматургами и музыкантами. В течение первых десятилетий правления, в искусстве будут блистать их имена; имена Мольера, Люлли – человека – оркестра, стоящего во главе Академии Музыки, балетмейстера Пьера Бошана, (1631-1705), хореографа и танцовщика Луи-Гийома Пекура (1653-1729), драматурга, поэта и либреттиста Филиппа Кино (1635–1688), которого Вольтер ставит в один почетный ряд с именами Корнеля, Расина и Мольера. Вот имена незаурядных людей, создающих «большое искусство», в котором появляются новые рода сценического действия – комедия-балет и опера-балет. Во второй половине 17 века во Франции складывается плодовитая и талантливая школа клавесинистов. Основателем этого направления в музыкальном искусстве, имевшем важное значение и востребованность в королевстве и в странах Европы был Жак Шамбоньер, (1601–1672) происходивший из потомственной семьи музыкантов; композитор и педагог, оставивший после себя около 150 произведений для клавесина.

Непременно стоит сказать и о талантливом ученике Шамбоньера Жане дАнглебере - композиторе, органисте, придворном клавесинисте Людовика ХIV, и о знаменитом Маршане Луи, одном из лучших органистов своего времени. Маршан - клавесинист – виртуоз, придворный органист, служивший в последние годы короля Людовика, в королевской версальской капелле. Французская клавирная школа становится лучшей в Европе также благодаря женщинам, которые подняли технику исполнения на новый уровень. Люлли покровительствовал мадемуазель Сертен. Она имела право исполнять музыку из его опер. Как композитор во всей Европе, становится известна Элизабет де ла Герр, редкий факт успеха и публичного признания творчества женщины-музыканта.

Новые черты, ставшие характерными, приобретает органная музыка, в произведениях композитора и клависиниста Луи Куперена,(1626-1661) в 70 фугах и обработках церковных гимнов, в которых автор старался отойти от полифонической строгости.

Другим известным композитором и дирижером версальской школы был Мишель Ришар Делаланд (1657-1726). Педагог по клавесину «дочерей Франции», интендант и глава Королевской капеллы. Делаланд автор 80 мотетов, сюит, 20 балетов, дивертисментов, рождественских симфоний и симфоний ужинов короля.

Апогей французской клавесинной школы - творчество прославленного Франсуа Куперена, (1668–1733). За своё неподражаемое мастерство клавесинист Куперен, так же, как и король Людовик ХIV, был прозван современниками «Великим». В последние годы короля, Куперен служил при дворе как органист капеллы, его солист и автор музыки придворных и церковных праздников. Кстати, известный музыкант был убежден, что клавесин, изначально предназначен женщинам; его дочь Маргарита, становится первой придворной клавесинисткой. Всего «Великим Купереном» написано около 250 произведений для клавесина, мотеты, органные мессы и два камерных сочинения – «Королевские концерты», написанные в 1714-1715 гг. для состарившегося короля, на закате его долгой жизни и правления, но который по-прежнему любил музыку, слушая её подолгу и каждый день. В 1671 году открывается Академия Музыки, и многие спектакли становятся публичными. Балетные программы поручаются Жану-Батисту Мольеру(1622-1673) - создателю французской национальной комедии; ставятся его пьесы с хореографическими интермедиями. Король благосклонен и покровительствует Мольеру, ему нравится то - что пишет Мольер, как он пишет и в какой постановочно - зрелищной форме он ставит свои произведения. Театральные пьесы Мольера - неотъемлемая, можно сказать, смыслообразующая часть великолепных версальских праздников, устраиваемых в только что разбитом Ленотром, но уже впечатляющем версальском парке. Это пьесы нового жанра и зрелищного воздействия, синтез драмы, комедии, музыки и танца. Особенно блистательным оказалось творческое содружество драматурга Мольера и композитора Люлли, (1632-1687), который ярко проявлял себя также и как дирижер, скрипач, танцовщик, талантливый организатор, сочинитель 12 балетов, 15 опер, 25 дивертисментов, основатель скрипичной и дирижерской французской школы.

Для пьес Мольера Люлли создает балетную и вокальную музыку. Вместе же они претворят грандиозную идею короля, пожелавшего устроить проект с музыкой, танцами и комедией – великолепный «Большой Королевский Дивертисмент» 1668 года. Судя по описаниям этого яркого праздника, «призванного утверждать величие» [3,120], в его архитектонике и атмосфере важное место занимала музыкальная компонента. Это видно по тем свидетельствам, которые использует в своей книге о Короле - солнце Франсуа Блюш: «В музыке все служит тому, чтобы выразить страсть и покорить слушателей. Новизной поражает чарующая гармония голосов, удивительная инструментальная симфония, удачное объединение разных хоров, приятные песенки, нежные и страстные диалоги влюбленных, раздающиеся эхом со сцены, и наконец, восхитительное исполнение во всех частях; с первых слов пьесы чувствовалось, что музыка усиливается и, начавшись одним голосом, переходит в целый концерт, исполняемый больше чем сотней человек, которые сразу же все на сцене соединяют игру на инструментах, голоса и движения танца в единый аккорд и ритм, который завершает пьесу и всех ввергает в невыразимое восхищение». [4,222]

Значительный вклад в синтез искусств как в фундамент художественной жизни Франции в эпоху абсолютизма внес, конечно же, Жан-Батист Люлли. Неслучайно в книге К.К. Розеншильда «Музыка во Франции ХVII-начала ХVIII века» так много внимания уделено этой «знаковой» не только для искусства, но культуры в целом, личности, с именем и творчеством которой связаны многие новации. Он, вслед за другими исследователями, выделяет в качестве бесспорного творческого достижения Люлли такую инновацию, как слияние жанров. Типология синтеза разных жанров в творчестве музыканта-универсала такова: «1) опера Люлли вбирала в себя балет как дивертисмент или эпизод, не меняя своей жанровой природы; 2) опера после Люлли эволюционировала в оперу-балет; 3) слияние происходило под эгидой хореографического элемента или же на «паритетных» началах, но при ярко выраженном драматическом повороте сюжета и музыки, и тогда возникал жанр-гибрид: балет героический, трагический и т. д.» [1]

Особо подчеркивается авторство такой новации Люлли, как создание оперного балета, на который «возлагалась часто не только декоративная, но и драматическая задача, художественно -расчетливо сообразованная с ходом сценического действия. Отсюда – танцы пасторально-идиллические (в «Альцесте»), траурные (в «Психее»), комически-характерные (балет «продрогших» в «Изиде») и различные другие» [1]

Новацией в сфере музыкального творчества в ХVII веке был созданный композитором и дирижером оперный оркестр. «Люлли выказал себя блестящим для своего времени мастером оперного оркестра, не только искусно сопровождавшего певцов, но и рисовавшего живописные картины. Основа его ансамбля - струнный квартет, ему поручались главные тематические произведения. Подобно Монтеверди, автор «Армиды» видоизменял, дифференцировал - впрочем, несколько менее тонко-тембровые краски применительно к театрально-сценическим эффектам и положениям. Он использовал, например, трубы и литавры в военных эпизодах, засурдиненные скрипки в любовно-лирических, деревянные духовые (гобои, флейты) - в пасторальных. Особенно прославилась великолепно разработанная Люлли вступительная «симфония» к опере, «открывавшая» действие, а потому и получившая название «французской увертюры» [1]

Раскрывая значимость музыкальной компоненты феномена Версаля , важно иметь в виду, что ее включенность в жизнь Людовика ХIV и придворной аристократии носила не столько событийно-знаковый, сколько органичный характер. Музыка бытовала в социально культурном и эстетическом пространстве огромного и великолепного дворцово-паркового ансамбля как неизменный факт. Симптоматично, что даже в последние дни жизни Короля-Солнца, музыка продолжала звучать, как константа версальского ежедневного церемониала и распорядка дня. «Ночь прошла плохо. Опасность перестала быть тайной и сразу же сделалась огромной и неотвратимой, - писал Сен-Симон. - Тем не менее, король недвусмысленно пожелал, чтоб в заведенном порядок дня ничто не менялось, то есть, чтоб барабанщики и гобоисты, стоявшие у него под окнами, дали как только он проснется, обычный концерт, а также чтоб во время обеда в передней зале играли двадцать четыре скрипки». [5,81] Это за 5 дней до мучительной кончины монарха-демиурга.

По сути, музыкальная компонента величия и блеска Версаля, его праздничной и повседневной жизни, оказалась одним из факторов расцвета французского искусства в целом. Благодаря тому, что «король понимал покоряющую силу искусства и пользовался ею как орудием власти» [6,1], расшился диапазон художественных форм, в том числе и музыкальных, и возрос статус творчества «по законам красоты» (Шиллер).

Список литературы

  1. Розеншильд К.К. Музыка во Франции ХVII -начала XVIII века. Электронный ресурс. muzlitra. Ru>17-18 veka/2 htm (Дата обращения – 17 августа 2014г.).
  2. Савин А.Н. Король и двор. Галантные празднества. Электронный ресурс «Мир культуры» официальный сайт журнала. http://www.m-kultura.ru/korol-i-dvor/ (Дата обращения 25 августа 2014г.)
  3. Филипп Боссан. Людовик Х1У, Король-Артист. – М., Аграф. 2002. 266 с.
  4. Франсуа Блюш. Людовик Х1У. – М., Ладомир. 1998. 815 с.
  5. Сен-Симон. Мемуары. – М., Прогресс. 1991. Книга 2. 519 с.
  6. Ракова А.Л. Версальские праздники короля-солнце. Гос. Эрмитаж. 2004. 17 с.

References

  1. Muzyka vo Frantsii 17 -nachala 18 veka.[Music in France XVII - the beginnings of the XVIII century] Rozenshild K.K. [Elektronnyy resurs] muzlitra. Ru>17-18 veka/2 htm. (Data obrashcheniya 17 avgusta 2014).
  2. Korol i dvor. Galantnye prazdnestva. [King and court. Gallant festivals] Savin A. N. [Elektronnyy resurs] http://www.m-kultura.ru/korol-i-dvor/ (Data obrashcheniya 25 avgusta 2014)
  3. Filipp Bossan. Lyudovik ХIV, Korol-Artist. [Louis 14. The king-actor] Moscow, [Agraf] 2002. 266 p.
  4. Fransua Blyush. Lyudovik ХIV. [ Louis ХIV]. [Publishing center Ladomir] Moscow. 1998. 815 p.
  5. Sen-Simon. Memuary. [Memoirs]. Duc de Saint -Simon. [Publishing house Progress] Moscow. 1991. Kniga 2. 519 p.
  6. Rakova A.L. Versalskie prazdniki korolya-solntse. [Versailles holidays of the king sun] [Gos. Ermitazh] 2004. 17 p .

Карапетян Эмиль Суренович

E-mail: emilkarat@mail.ru
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Государственный академический университет гуманитарных наук» (ГАУГН) 119049, г. Москва. Мароновский пер. д.26.

Karapetyan Emile Surenovich

E-mail: emilkarat@mail.ru
Federal State Government-Financed Educational institution of higher education "State academic university of the humanities" 119049, Moscow, Maronovskiy per. 26.


Возврат к списку статей